Главный архитектор Zotov&Co, размышляет о cостоянии украинской архитектуры и очерчивает будущее Андреевского спуска

 

 

Есть такой архитектор Юлиан Чаплинский, который в своем блоге начал одну из своих статей об украинской архитектуре словами о том, что архитектура – это наилучший индикатор сознания государства. Что вы скажете по этому поводу?

Это на уровне вузовской классики – архитектуру, в отличие от искусства, невозможно скрыть. Она всегда визуализирует социальные процессы, которые происходят в стране. Если говорить, так ли это в Украине, то мой ответ - конечно да! Выходишь на Майдан, на любую улицу или даже просто смотришь в окно - иридодиагностика (метод в нетрадиционной медицине, в котором диагностика проводится по обследовании радужной оболочки глаза - ред). Диагноз определяется легко: о коррупции, о всем остальном - все становится явным.

Если же говорить о нашей специфике, не касаясь политики государства, его настроений, то мне кажется, что народ соскучился по порядку, по какому-то делу. Я вижу, что в этом большая доля правды – люди хотят правильных действий, которые нужны нам всем. И они проявляют к ним реальный интерес. Во всяком случае, те люди, с которыми я сталкиваюсь лично. Вот простой пример таких действий – киоски. От них, как от бизнеса лучше отказаться, и сделать Киев и его центр более привлекательным с тем, чтобы привлечь такие инвестиции, с помощью которых можно «настоящее бабло закосить», если выражаться таким жаргоном.

Или вот мы. Провели международный фестиваль, который всем очень понравился, и сразу потянулась цепочка – хотят, чтоб еще 5 или еще 10 фестивалей организовали. Кому-то понравилась статусность, то, что мы привлекли по-настоящему «крутых пацанов» и есть результат, который видно. «Пацанам», в свою очередь, Киев может быть интересен как возможность, потенциальный бизнес. И мы сами реализуем пункты, которые вписаны в нашу декларацию конкурса CanActions - гражданская ответственность, активная позиция, консолидированные усилия тех, кому не все равно… Но главное, что в этом всем я вижу возможность не быть пассивным. Это время действий. Многие вещи, которые раньше были невозможны, теперь возможны.

 

CanActions – фестиваль дальновидного формата, в том смысле, что он вызывает интерес у власть имущих. Люди, которые проводят подобные проекты, хотят, чтобы их результат дальше существовал в реальности, и видят необходимость во взаимодействии с властью. Что им необходимо учитывать при организации таких мероприятий?

Меня самого этот вопрос очень волнует. В любом случае, когда ты занимаешься организацией масштабного события, в который вовлечены интересы людей сверху, ты рискуешь, что какие-то самые позитивные моменты будут использованы во зло. Такие риски всегда есть. Наша обязанность, как организаторов, следить постоянно за тем, чтоб ситуация не зарулила не туда – надо вовремя остановиться или хотя бы вовремя спрыгнуть с этого паровоза, чтоб ты не был участником какого-нибудь негативного движения. У нас с проектом CanActions ничего подобного не случилось. Конкурс - не коммерческий и поэтому в него не входят те задачи, которых можно бояться.

 

1 ПРЕМІЯ СanActions 2011. Architects: Juan Carlos Cuberos, Ivanovha Bendetto, Alejandro Montoya, Susanna Somoza, Manuela Mosquera. Taller 301/Colombia


 

2 ПРЕМІЯ  СanActions 2011. Architects: Petra Havelska, Richard Marfiak. FORM Associates/Great Britain

 

А как именно вы налаживаете взаимодействие и как находите общий интерес с властью? 

Отвечаю сразу с конца. Мне кажется, что нам самим нужно формировать задания для нас от власти. Первое, что нужно делать – от общих тезисных концептуальных заявлений нужно двигаться к деталям. То есть разжевывать, объяснять. Второе – нужно самим разрабатывать сценарий, планировать процесс. Можно предположить, что к этому процессу будут притянуты лучшие силы. И ты будешь уже не сам – автомобиль заведется, и ты поедешь на нем. Пока такого заведенного автомобиля я не вижу. Мы его толкаем, он дыркает, все это тяжко идет. Но, тем не менее, некоторые субъекты уже проявляют интерес, есть мотивация.

 

То есть можно говорить о том, что фестиваль из разового события перешел в формат постоянной работы? 

На сегодняшний день это так. Прошлогодний фестиваль, не смотря на то, что были и воркшопы, и много интересных классных людей, закончился с финальным фейерверком. Никакого резонанса, взаимодействия не было. А сейчас есть. Вот месяц прошел, а какие-то задачи продолжаются. Нас уже грузят: «А давайте вы создадите фирму, которая могла бы заниматься организацией таких публичных акций, конкурсов». С точки зрения бизнеса для нас в этом нет необходимости, но я понимаю, что, наверное, это очень нужно. Может, потом его как-то передать, показав, что это как формат возможно… Или даже сформировать задание. Вот в мае я получил экземпляр стратегии развития Киева из Управления Архитектуры. То есть строительство и архитектура должны подчиняться тезисам общей концепции, которая содержится в этой стратегии. Генплан в данный момент тоже еще не очень сформирован. Я не могу точно определить, что там происходит, но в целом он тоже сейчас разрабатывается и будет под эту концепцию переделан. Так вот, можно ведь правильно повлиять на формирование генплана – это основной документ регламентирующий развитие города.

 

В прошлом году на презентации результатов CanActions, основной вывод, озвученный в процессе обсуждения предложенных проектов, касался наложения вето на строительство в зоне кромки реки Днепр. Ваша позиция изменилась, если учесть решения предложенные в проектах, получивших поддержку в этом году? 

Позиция по отношению к киевским склонам не изменилась, задача конкурса «Благоустрій центральної частини міста Києва до Євро-2012 та на перспективу» определяется следующим образом (зачитывает): «Першочерговими планувальними завданнями є налагодження зв’язку між містом і набережною Дніпра та створення можливості вільного пересування громадян між верхнім містом та Дніпром. Інвестиції мають бути спрямовані на реалізацію вздовж пагорбів паркової інфраструктури велосипедних доріжок та павільйонів, дерев’яних променад для пішоходів, окремих фрагментів в ландшафтній архітектурі в нижній частині пагорбів, налагодження пішохідних зв’язків із верхнім плато».

Я повторюсь, что в нашем конкурсе не было вообще никакой коммерческой составляющей. В программу любого конкурса, в которой есть такой жесткий интересант, как в нашей стране, будет записано, например, столько-то тысяч метров того-то, того-то и того-то. Вот у нас таких задач вообще не стояло. Нужно быть реалистом и понимать, что такие освоения без привлечения коммерческих денег невозможны. Правильно было бы от города получить инвестиции, привлеченные от КМДА в определенной пропорции к необходимой сумме дополнительных инвестиций извне. Но на сегодняшний день государственной инвестиционной политики и стратегии нет.

Так вот, возвращаясь к вопросу строить или нет, если говорить о Евро 2012, то тут все просто. Нужно успеть благоустроить территорию в течении оставшегося одного года.

А в стратегических принципах записан мораторий. Например, (зачитывает): «Довгострокова заборона капітального будівництва на зазначеній території, за винятком окремих інфраструктурних об’єктів». Кстати, когда мы это писали (оргкомитет), нашей рукой никто не водил. Мы могли написать, все, что хотели. Заказа, жесткого управления со стороны КМДА не было. У нас была достаточно большая степень свободы, что полностью соответствует нашим убеждениям. Все принципы и выводы по работе конкурса собраны и опубликованы в каталоге фестиваля, в котором также указано, что «Результати конкурсу мають бути інтегровані до стратегії розвитку Києва до 2025, що наразі перебуває на стадії розробки. Зокрема йдеться про закріплення за київськими пагорбами статусу особливої виняткової зазначеної ландшафтної культурної рекреаційної зони в масштабах всієї київської митрополії, розвиток цієї території на основі принципів стійкого екологічно збалансованого соціально орієнтованого планування, забезпечення переваги на території громадських рекреаційних туристичних спортивно-оздоровчих культурно-освітніх мистецьких та ландшафтних функцій».

Вот ничего про жилье, про магазины, про отели вообще ничего нет (зачитывает)«Забезпечення на території охорони, збереження та вивчення пам’яток історії та архітектури, а також їхнє поступове, відповідне до міжнародного законодавства з охорони культурної спадщини, залучення до актуального розвитку міста».

То есть, скажем, если мы сейчас попытаемся обеспечить механизм запрета неправильного освоения территории, нам нужно будет сослаться на какую-то профильную институцию с ее документами, законными и подзаконными актами. На сегодняшний день, это -  пресловутое Общество охраны культурного наследия. Мы пытались изучать состояние этого вопроса, когда готовили конкурс – насколько законодательство писаными правилами регламентирует развитие города в центре. А ничего нет! «Приходите в кабинет, там есть специалисты, они знают, как нужно развивать город» - это называется коррупцией. Я другого определения не нахожу.

Вообщем - ничего не строим. Что касается принципиальных позиций, в названии написано: «Благоустрій центральної частини до Євро 2012 та на перспективу». И вот на перспективу ушла вся набережная. Ресурс застройки по объективным предпосылкам может быть только на набережной, потому что вся остальная территория его исключает, с моей точки зрения. И это подтверждают сами проекты. А «на перспективу» не значит, что нужно срочно делать. Безусловно, сначала думать – потом делать.           

 

А что будет с исторической улицей Киева – Андреевским спуском – после Евро 2012?

Я не знаю, что будет, но если говорить о том, что хочется сделать в рамках CanActions, то, если вы помните, где-то около полугода назад проходили такие проблематизирующие свидания по актуальным местам Киева. И можно с большой долей вероятности предположить, что у людей сверху есть намерения проявить амбиции на самых вкусных значимых местах города, к которым также относится и Андреевский спуск. Они хотят, но не знают, как это сделать. Во время таких редких свиданий мы пытаемся донести основные смыслы, показать, что можно делать или хотя бы как привлечь нужные ресурсы. Говорим о том, что нужно разработать план. Я уверен, что сегодня ответов на вопросы «А что будет завтра? Есть ли какой-то план? Кто привлечен? Какой следующий шаг?» просто нет. И даже если человек будет рвать на себе рубашку, что он готов потратить кучу денег, и он хочет, чтоб там все было кайфово – хорошее мощение, коммуникации были целые, люди бы там гуляли, - то он все равно не знает, как это делать. 

Что будет? Не знаю... Вот могу тебе еще таким примером ответить. Встречают меня коллеги в течении последнего месяца и спрашивают «Ну и что, Витя, а что дальше?». Все же нормальные люди такие вопросы задают. «Ты не знаешь, что дальше?». Да ничего дальше! Бери, засучивай рукава и делай. Или будешь стоять в сторонке, и издеваться над тем, как оно будет рушиться. Выбор есть.

 

Стратегия реконструкции Андреевского спуска была утверждена? 

Я не знаком с деталями именно по этому объекту. У нас же вообще нет документов жестко регламентирующих что-либо. Не любят их, потому что влиять сложно. Поэтому могу предположить, что нет документа, который как-то более или менее четко определяет развитие этого куска. Это есть проблема. Нельзя же написать - «сделать автомобильное движение по Андреевскому, выгнать всех художников, построить билдинги». Такого никто не напишет. Но все это можно сделать, если нигде не написано, что такого делать нельзя. Поэтому любое правило я предпочитаю его отсутствию. Не мной придумано, но я в это свято верю. И в нашей ситуации это, по-моему, очень актуально.  

Пустота 22Б: концепт реконструкции пространства Андреевский спуск 22Б, представленного на фестивале Гете Института в Украине "Улица игор - игры на улице"

 

И в завершение нашей беседы, хочу задать вам такой вопрос – какая функция существования Дома Архитектора? И в чем вы видите будущее этой структуры? 

Я думаю, бесполезно махать руками, рассказывая, какая тут могла бы быть красота. Лучше проговорить механизмы полезные для того, чтоб в этом направлении двигаться. С точки зрения методики, мне кажется, тут все просто – поменьше долгосрочных масштабных деклараций и больше конкретных шагов, которые помогут убеждать этот сопротивляющийся контекст в правильности наших решений и действий.

Как, к примеру, CanActions. С этим уже самые сопротивляющиеся вынуждены согласиться. Дом Архитектора был в упадке, вонял, ничего не было, никакой жизни. А теперь, за последний год сколько всего намутили, что даже консерваторы, люди которые занимаются архитектурной практикой, появляются здесь раз в год, и склонны усматривать в этом какие-то корыстные интересы, даже они уже не могут сказать, что это плохо. Все пахнет, все мягко, чисто, приличные выставки, планы, на сайтах все есть, все прозрачно.

Но есть куда стремиться. Ресурс Дома Архитекторов - две с лишним тысячи метров, и мне кажется, что они их сейчас еще не очень отрабатывают. Мероприятия могут проходить не раз в месяц, не раз в неделю, а каждый день с одним выходным. И даже в течении дня может быть несколько мероприятий. Есть простой экономический критерий: если захочет кто-то из сферы питания прийти сюда, чтоб заработать денег на «проходняке» – это лучший показатель успеха. 

 

То есть он может служить и для образовательной функции и для представительной?

Ну, что касается представительной, то я не думаю, что к этому стоит прилагать особые усилия. А вот образовательная, с моей точки зрения, самая главная, важная и, может быть, сложная. 

 

Есть ли в мире примеры успешной последовательной реализации такой модели функционирования подобных структур?

Из постсоветских прототипов пока есть только «Стрелка» в Москве. Вот там нашлись богатые люди, которые вложили и продолжают вкладывать деньги в такой институт. Они, конечно, не первые. На западе полно такого.

 

Cмотреть результаты CanActions

Автор
Громадська організація «Ґараж Ґенґ»

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Замість того, щоби пробувати захищатися від системи, руйнувати її, протестувати проти неї, давайте спробуємо будувати систему, інституції, довіряти, створювати стандарти, професіоналізуватися і обертати ці стандарти системи в бік людини, її гідності і прав.