Тот, кто рисует шахтеров — художник Роман Минин о зомбировании арт среды со стороны Запада.

Рома Минин — художник, популяризирующий уличное искусство, мурализм и стрит-арт. Его миссия заключается в возрождении монументально-декоративного искусства, чтобы каждый прохожий мог стать случайным посетителем выставки картин без галерей и ценников. Мы поговорили о шоу-бизнесе, понятии «френдз онли», затронули тему арт-зомбирования со стороны Запада и выявили болевые точки современных художников.

 

Украина и искусство

Пространство украинского искусства граничит с шоу-бизнесом. Я так до сих пор и не понял эту грань: с одной стороны — хладнокровный шоу-бизнес, в котором все — кидалово и порнуха. А с другой — чистое творчество, полное смелых решений, неожиданностей, рискованных идей.

Но штука в том, что шоу-бизнес ничем не рискует, он бьет зрителю между ног, он знает абсолютно все болевые точки. Делаем большую скидку на то, что мы живем в Украине — части постсоветского блока, о которой никто не знает. Банально говорить, что у нас плохая экономика, но с ней будут проблемы еще 20 лет. Как Моисей водил народ 40 лет по пустыне, так вот и у нас — 20 лет уже отмучались, осталось еще 20.

У нас есть больное государство, если можно его так назвать… скорее, это проект Украина. Если больного человека температурит, и он сопротивляется, мы не можем упрекать его в этом. Точно так же мы не можем упрекать наше государство в том, что у него температура кипения и люди борются за выживание. А художники и музыканты борются за внимание.

 

 

«Френдз онли»

Любой человек хочет достичь успеха. Для всех это значит, в общих чертах — зарабатывать деньги любимым делом. А лучший способ борьбы — это объединяться в группировки. Есть понятие «френдз онли» — такие кружки разного уровня развития. Это когда человек 10-15 объединились и совершают какую-то деятельность или же создают видимость деятельности, будто они помогают другим.

На самом деле они помогают в первую очередь себе и своим друзьям. Имитация этой деятельности и попытка продвинуть себя является зарождением социальных проектов у нас в государстве. И это нормально в условиях нашей больной страны и такой температуры выживания. Поэтому ко всем подобным мероприятиям — «Присылайте ваши проекты, мы дадим денег» — я отношусь скептически.

 

Политика глобализации

Монументально-декоративная роспись, или «мурализм» — это вымирающий жанр. Я пытаюсь его поддержать, делясь возможностью с ребятами-профессионалами, потому что мне хотелось бы расширить свой круг «френдз онли», впустить в него тех, кто хочет себя реализовывать, для кого это смысл жизни, для кого состояние потока совпадает с работой на стене.

А в тусовке все делается для себя. Кто-то делает это громко, на всю Украину, и такое чувство, что все хотят попасть в этот круг. Это все равно что тусовка Пинчук Арт-Центра — на манеже те же. Два или три года подряд премии выигрывали одни и те же люди. Как бы случайно: «Ой, две с половиной тысячи заявок, но самыми лучшими оказались те, что и в прошлом году. А еще я совершенно случайно торгую ими в Европе». Пинчук Арт-Центр — это одна из церквей политики глобализации. Их цель — не находить таланты, а популяризировать новое мышление для общества будущего.

 

Рынок стрит-арта

Сейчас приходят молодые люди, в основном дети депутатов или героев 90-х и эпохи великого хапка, дележа — тех, кто поделил Украину, и если остался живой, то ушел на пенсию. А у них еще дети есть, а детям уже нечего хотеть: «Ну, давай ты будешь депутатом? — Ну, давай. А как? — Имитируй деятельность». И они ищут очень дешевые пути развития и имитации, чтобы вложить три копейки, а изменить существенно.

Как раз мурализм и уличное искусство — это тот случай, когда вкладываешь очень мало, даешь художникам реализоваться, а пространство меняется очень кардинально и надолго. Но поколения Гарварда у нас нет. Все привыкли считать, что кто хозяин, тот и барин. Если я приглашаю к себе в дом дизайнера, то я буду говорить, где, что и какого цвета должно быть, потому что я плачу. А зачем тогда дизайнер? Просто чтобы воплощать твои мечты? Чтобы потом пришли твои друзья и сказали: «О, прикольная квартирка». А ты им: «Да, это я придумал».

Слава Богу, у нас остались еще академии, где учат профессионалов. Просто сейчас много людей, которые ворвались на рынок и научились работать баллончиками. Талантливых людей очень много, но кто занимается этим профессионально? А рисуют те, у кого есть возможность. Точно так же, как в 90-х годах — кто занимался дизайном? Тот, кто мог позволить себе привезти из Москвы компьютер с фотошопом и тремя какими-то фильтрами и примитивными шрифтами.

А кто сейчас занимается монументалкой? Тот, кто может себе это позволить. Это все-таки дорогое удовольствие, один баллончик стоит 50 грн. И им звонят, и они всегда под рукой, потому что вошли в этот рынок. Как изменить ситуацию? Нужно работать с преподавателями академий и давать возможность профессионалам реализовывать свои идеи.

 

План побега из Донецкой области

Когда я понял, что стрит-арт заглох и теперь нужно платить власти за то, чтобы рисовать на стенах, вдруг появился человек, который писал диплом на тему моего творчества. Он оказался гражданином Италии и договорился о моем участии в фестивале современного искусства. В Риме была маленькая галерейка в творческом районе. Там можно было прямо средь бела дня рисовать на стенах, негры тем временем продают гашиш, происходят ночные тусовки. В общем, район секондов и клубов.

А в Фалиньо был еще один фестиваль. Я там познакомился с ребятами, которые занимаются мурализмом. Мне казалось, что там этим занимаются люди абсолютно необразованные. Рисует человек какие-то примитивные штуки — камни… Смотришь — такой вызывающий примитив. А человек на самом деле закончил Римскую академию художеств. И случайных людей там нет. Там у большинства художественное образование, в процессе которого формируется их мировоззрение, стиль. Их академия учит больше не ремеслу, а тому, как подать себя, как отличиться от других, найти свой стиль, с которым они будут работать всю жизнь. Грубо говоря, это законы шоу-бизнеса: «А, это тот, кто рисует какашки? — Да, это он!».

То же самое я почувствовал на себе, когда начал заниматься шахтерской тематикой: «А, это тот, кто рисует шахтеров!». И это нормально. Людям просто удобно так мыслить. У нас люди сами до этого догадываются и учатся этому уже после академии.

В Фалиньо была прикольная ситуация. Нам выделили небольшую комнату для инсталляции, а потом сказали: «В этой комнате будет известный итальянский художник». Я ничего не смог сказать против этого. Мы перешли в другую комнату, там нам сказали то же самое, а затем заявили, чтобы мы вообще удалились из Палаца. Ну что поделать, мы ушли. А вечером мы случайно встретились с хозяином фестиваля Пьером Луиджи, он спросил, как дела, мы ему рассказали о ситуации.

Он нам предложил выставиться в своем палаце, где сам живет, правда, там был ремонт и не было света. И самой судьбой нам вместо одной комнаты досталось семь огромных. В Украине у меня никогда бы такой возможности не было. Я сделал там свою самую большую выставку. Прикольная была экспозиция, но поскольку не было света, мы решили дать людям фонарики в руки. А называлась выставка «План побега из Донецкой области» — история о том, как я полюбил свой край и мистифицировал его, якобы я хочу оттуда убежать, но на самом деле никуда ты не убежишь. И лучше полюби это, и тогда оно само собой разрешится. К нам стояли очереди людей. И когда выходишь и видишь эту очередь — очень приятно. У некоторых даже были приступы клаустрофобии, они выбегали.

 

Фото — mininplan.blogspot.co.at

 

Клуб поделок из желудей

В Интернете мой папа нашел интересную статью, будто бы я сотрудничаю с Партией Регионов, и они покупают у меня картины. И продав одну картину, я могу кормить 12 шахтерских семей целый год. Вот так человек нафантазировал с подтекстом, что я обкрадываю шахтерские семьи и наживаюсь на этой теме.

Вообще в Украине у нормальных пацанов, которые теперь ворочают миллионами, есть кодексы, как нужно жить. И первый такой кодекс — что в Украине нет специалистов. Соответственно, на любой проект ты должен приглашать лучших архитекторов из Лондона, и те едут сюда, пуская слюни, потому что там они не заработают таких денег.

Наши богатые люди ведь образованные, за границей побывали и хотят сделать Европу здесь. На самом деле в Украине есть и лучше специалисты — это всего лишь наш менталитет. Наши ребята половину отстегивают от своей зарплаты, лишь бы сказали, что они, к примеру, не из Украины, а из Москвы. В то время как «френдз онли» наших современных арт-центров делают закос, играя как бы в современное искусство и пытаясь угодить европейским кураторам. И пока все учатся делать так, как они, никто не обращает внимания на наших людей.

Мне кажется, за границей все-таки по-другому относятся к таким явлениям, там есть клубная система. Если есть человек, который делает поделки из желудей, то обязательно будет и клуб со своими героями, рангами, почитателями и покупателями. То есть получается система: делаешь скульптурки, выставляешься, получаешь порцию внимания, там же коллекционеры покупают работы. И это касается разных жанров и видов искусства, и никто не ругается между собой.

 


В этом смысле я ценю слово «толерантность». Я почувствовал это еще в Италии: к человеку, который пишет пейзажи маслом, такое же уважение, как и к авангардисту, который из зубочисток делает какие-то вещи. И они жмут друг другу руку, обнимаются, потому что знают — каждый занимается своим делом и получает за это деньги. А не то, что у нас: все злые, так как никто не может зарабатывать деньги своим любимым делом. И люди собираются в тусовки, эдакие кружки по выживанию.

 

Как заработать, если ты художник

Когда был студентом, зарабатывал на стройках и ремонтах, потом, с 2006 по 2012 год — продажей своих работ, сейчас снова на стройках и ремонтах, всё так нестабильно. У всех разные возможности, родители и наследство. Мне интереснее всего жить на этом свете, у нас с супругой нет ни богатых родителей, ни наследства, ни квартиры, ничего нет. Чистый лист. Нечего терять. Люблю рисовать с чистого листа.

Чтобы стать успешным художником, нужно найти свой стиль, чтобы было приятно работать даже тогда, когда тебе не платят за это деньги. Это когда состояние потока совпадает с желанием работать на стене. Не торгуйся за то, сколько стоит твоя работа, не капризничай, что плохая стенка досталась. Ну и, конечно, нужно быть смелым, потому что не каждый будет работать на плохих лесах, на подъемниках, не боясь высоты.

Автор
Как хорошо, что я музыкант.

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Замість того, щоби пробувати захищатися від системи, руйнувати її, протестувати проти неї, давайте спробуємо будувати систему, інституції, довіряти, створювати стандарти, професіоналізуватися і обертати ці стандарти системи в бік людини, її гідності і прав.