Попробуйте взять однодолларовую купюру и написать на ней короткое пожелание абстрактному незнакомцу.

Один из способов понять метаморфозы нашего общества — взглянуть на то, что происходит с его деньгами.

Со старого доброго производства башмаков, станков, автомобилей наше экономическое внимание в последнее время переключается на виртуальные образы: рекламу, файлы, имиджи. Параллельно с этим деньги с грубых и тяжелых серебряных дукатов превращаются в невидимые единицы на счетах немецких банков.

Большая часть современных финансов существуют в виртуальном режиме. В Украине и России на наличные деньги приходится лишь четверть от общей массы, в Европе и США — и того меньше.

Эта картина — зеркало мирового экономического неравенства. Доступ к электронным деньгам имеют только образованные и продвинутые лица. Информационными технологиями даже сегодня пользуются менее трети жителей планеты. 

Распространенный лозунг движения Occupy о том, что 1% жителей планеты владеет 99% ресурсов, преувеличен, но красноречив. Показатели ООН чуть скромнее говорят об отношении 20% на 80%.

В любом случае, миллиардеры планетарного масштаба — это собственники именно виртуальных интернациональных денег. Информационные технологии для них оказываются ширмой, за которой растут их невидимые состояния.

В то же время распространенная система ростовщичества не позволяет отследить, сколько денег взято взаймы у завтрашнего дня. Электронная оболочка дает возможность капиталам не только тайно приумножаться, но и постоянно перетекать. Это свойство отображено в новой мобильности высшего и среднего класса.

Социолог Зигмунд Бауман использует интересный образ. Те, у кого есть деньги, сегодня живут во времени, а те, у кого их нет, — в пространстве. То есть бедняки, обладатели устаревающих бумажных купюр, чаще всего оказываются лишены возможности эффективно строить планы и всю жизнь привязаны к одному месту. К слову, число людей в Украине, никогда не выезжавших за границу, также примерно составляет 80% — снова странным образом срабатывает Закон Парето.

Старый трюизм, говорящий, что деньги притягивают деньги, заложен в самой природе капитала. Но финансам нужно было лишиться плоти, чтобы случайный и несправедливый способ их распределения стал совсем очевидным.

Может показаться, что современным финансовым хороводом ехидно управляет группа миллиардеров. Но экономисты утверждают, что система гораздо сложнее. Мы все подключены к единому экономическому организму, и ни один человек, институт или государство не способны его контролировать.

Остроумным образом такое положение вещей характеризует название книги политического философа Кеннета Джоуитта «Новый мировой беспорядок». Даже 500 гривен, которые мы передаем на временное хранение в банк, перемещены в глобальный параллельный мир и могут использоваться в его валютных играх в Гонконге или Греции.

Современный глобальный рынок — это кипящий мировой океан, в который дружно погружено человечество. Для одних это океан возможностей, для других — океан несчастий и рисков. И даже если его невозможно охватить взглядом, тот, кто намерен следить за его горизонтами, всегда окажется в более выгодном положении.

Практическое задание для игры «Ты за 21 день»: попробуйте взять однодолларовую купюру и написать на ней короткое пожелание абстрактному незнакомцу. Вполне возможно, что через месяц его смогут прочитать люди в Сингапуре или Филадельфии. В каждой другой стране этот доллар даст человеку разные возможности, пока кто-нибудь не отнесет его в городской банк и не положит на свой электронный счет. На виртуальном долларе пожелание написать уже невозможно.

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Замість того, щоби пробувати захищатися від системи, руйнувати її, протестувати проти неї, давайте спробуємо будувати систему, інституції, довіряти, створювати стандарти, професіоналізуватися і обертати ці стандарти системи в бік людини, її гідності і прав.