Заметки метамодернистки Алевтины Кахидзе

Ирония — это всегда дистанция, встреча с врагом не происходит в лоб — самый суровый враг превращается во врага лояльного — в soft enemy. Ирония — главный инструмент постмодернистки. И я была такой, пока не произошёл Майдан. Там, на нем, в его состоянии не было место для иронии: я превращалась, как мне казалось, в человека модерного, но постмодернистские практики, которые помнил мой мозг и тело, оказывали сопротивление… Все закончилось тем, что я стала метамодернисткой.

 

Заметка №1. Майдан

До Майдана моя практика включала критику потребительского общества и главными объектами моего пристального внимания были витрины. Я утверждала: вещи в них выставлены так, чтобы казаться обворожителыми! Но как только их купят и принесут домой, они станут не «теми вещами с витрины». Я была отчаянным критиком оптического обмана витрин за это, что, мол, они разжигают желание. Я также исследовала как это работает, разоблачая обманы мировых трендов через свои художественные работы. Но как только я увидела, как известный бутик заколачивал свои витрины самыми обычными досками, потому что был расположен в двух шагах от Майдана в его горячей точке, подумала: «Витрины испугались!» С того времени витрины с обворожительными товарами стали для меня атрибутом мирного времени, или воспоминанием о мире — там, где идет война, Louis Vuitton'ы не выставляют в стеклах витрин.

image

«Витрины» 2014

image

«Напуганные витрины» 2014

После Майдана началась война, поэтому вернуться в состояние постмодернистки было невозможно. Ничего не помогало «найти почву», только сама почва и растения на ней дали надежду. Сад стал единственной возможностью для размышлений и вдохновения.

Заметка №2. Сад и война

Наблюдения в саду отсылали меня к сопоставлению миров растительного и человеческого. Растения не убивают друг друга! Одни из растений доминируют над другими (за счёт разницы роста в своём стремлении к солнцу), но не убивают. Приход садовника нарушает этот порядок одним взмахом тяпки. Для постмодернистки лозунг «Сад без войны, сад бескровный — сад без садовников» был бы достаточным, но для метамодернистки важно ответить на вопрос: как прекратить войну в саду — можно ли обойтись без тяпки — молодой горох рядом с сурепкой и лободой не даст плодов?

Метамодернистка находит решение чтобы преодолеть конфликт, или признает своё бессилие. Не только критикует садовника за тяпку.

image

 

Заметка №3. Помидоры

В Славянске из-за боевых действий садовники оставили свои сады в мае (помидоры были уже посажены). Как только город вернулся под контроль Украины, они вернулись — это был июль (помидоры уже дали свои плоды). Без садовников помидоры «ужились» с растениям, которые называют «сорняками» и даже дали плоды, но очень маленькие (из-за недостатка света). Садовница Екатерина по возвращению в свой сад выполола тяпкой «сорняки» между помидорами, но на следующий день помидоры «сгорели» — большее количество света для них оказалось губительным. 

Внезапная свобода может убить. Метамодернистка изучает границы ответственности за вмешательство.

Заметка №4. Толерантность

Метамодернистка пересматривает термины, которые претерпели изменений за эпоху модернизма и постмодернизма. Например, термин «толерантность», заимствованный из мира растений — «сохранять удовлетворительную урожайность при поражении возбудителем».

image

 

Я наблюдала за цветами бобов и фасоли, поражённые тлей. К моему удивлению, фасоль и бобы дали урожай — это и есть толерантность!? Но я наблюдала и за перцем, который был поражён личинками колорадского жука. Его плоды даже не успели завязаться — толерантности тут не может быть!? В основе толерантности растений к возбудителям лежать две реакции: пассивная — нечувствительность к повреждениям; активная — форма компенсация ущерба, наносимого возбудителем. Метамодернистка должна научится разделять эти две реакции.

image

 

Заметка №5. Политика

Метамодернистка не использует высказываний «я — вне политики», «политика — грязное дело». Она готова практиковать все формы власти в саду: садовники — всегда политики.

В саду я сделала множество открытий, например: на пустое место в саду всегда придут растения-пионеры, те, что приходят первыми, так называемые сорняки. Если уничтожать тяпкой, это будет бесконечно. Нужно или ждать когда сорняки «уйдут», взяв все что им нужно из почвы до прихода другого вида растений, или не иметь пустот в саду. Так называемые сорняки напоминают мне гомофобию и расизм в человеческом обществе — поливать не нужно — сами вырастут. А «культурное» растение требует ухода садовника.

image

 

Заметка №6. Локальность-глобальность

Метамодернистка не обобщает и всегда стремится найти решение в каждом конкретном случае. Её действия локальны, но глобального значения.

Если я научусь меньше убивать в саду, смогу понять природу войны между людьми.

 

Автор
Алевтина Кахідзе, народилася в Жданівці в 1973р., навчалася на художницю спочатку в Києві (1996-2004), потім в Маастріхті (2004-2005). Переїхала до села Музичі у 2007 році, де зараз живе і працює. Має мистецькі нагороди і премії, про які не любить говорити, але розуміє, що вони вплинули на неї.

Як різні фундаментальні аспекти реальності поглинають одні одних

Соціальні інновації – це безперервна структуралізація і переструктуралізація тієї арени, на якій люди виконують ті чи інші дії, намагаючись знайти рішення проблем і завдань, що постають перед ними.