Интервью с украинским дизайнером Машей Ревой, которая поступила в один из лучших лондонских вузов и вернется в Украину, когда станет сильнее и будет готова что-то менять в своей стране.

В Украине не так много хороших дизайнеров – это факт. Еще один факт – в Украине довольно много хороших дизайнеров, но живут и работают они в основном за рубежом. Среди таких выделяется, а скорее даже стоит немного особняком одесситка Маша Рева – 25-летняя художник-дизайнер, известная украинцам прежде всего по коллекции свитшотов eco chic для марки Syndicate. Принты, созданные Машей, больше похожи на живописные полотна, а одежда – на изысканные скульптуры, поэтому закрадывается подозрение, что Маша больше художник, нежели дизайнер. Но это только добавляет ее работам ценности.

Маша стажировалась в Нью-Йорке у fashion-дизайнера Thakoon и в Антверпене у Walter Van Beirendonck, поступила в один из лучших лондонских вузов по части дизайна – Central Saint Martins College of Arts and Design. А не так давно стала финалистом международной премии WGSN Global Fashion Awards-2012 в номинации Emerging Designer («Новичок года»), на которую ее отобрали среди двух тысяч дизайнеров со всего мира. Сейчас она продолжает жить и учиться в Лондоне, а мы – ждать ее возвращения на родину.

– Над чем сейчас работаешь?

– Честно говоря, работаю над собой. Сейчас я учусь в магистратуре в Central Saint Martins (колледж искусств и дизайна), это оказалось настоящим путешествием в себя. Кроме всего прочего, на курсе мы делаем разные проекты, учимся друг у друга. 

– Что тебя вдохновляет в данный период?

–  Многое я черпаю из родной среды, плюс невероятное количество знаний, которые я получила за последние полгода. Все формирует вкус, но, честно говоря, иногда бывает даже слишком много нового, надо успевать все раскладывать по полочкам. Я постоянно застреваю в нашей университетской библиотеке. Поначалу у меня был настоящий культурный шок: оказалось, что я столько всего не знаю! Надеюсь, что и в Украине со временем появится что-то вроде современной библиотеки, это просто критически необходимо.

– Что ты ощущала, когда создавала свою первую коллекцию, и что ощущаешь теперь?

– Пару лет назад я все делала более интуитивно, чем сейчас. У меня не было специфических знаний, и все было проще и легче, в этом был свой кайф. Но рост без знаний вряд ли происходит, а знания – это определенный груз, и сейчас я пытаюсь впитать как можно больше. У меня, можно сказать, стадия поглощения.

– Сейчас, спустя несколько лет после окончания Киевского университета технологий и дизайна, как ты воспринимаешь полученное там образование? В чем его отличие от того образования, которое ты получила в Англии?

– Я часто сравниваю, как я себя веду сейчас и как вела, когда училась в Киеве. Даже несмотря на застрявшую в прошлом систему образования в Украине, там есть очень хорошие преподаватели, которых мне повезло встретить, каждый заложил в меня определенные основы. Важно то, как ты оперируешь знаниями, – нужно быть постоянно голодным в этом плане, и неважно, где ты находишься. Тут, в Central Saint Martins College of Arts and Design, все кардинально по-другому: важен процесс, его строение. Здесь больше направляют, чем показывают, как сделать ту или иную вещь, и это очень сложно, поскольку ты находишься в перманентном поиске.

     
  В Украине нет достаточного количества успешных развитых бизнес-моделей, поэтому все находится скорее на стадии эксперимента, все ищут свою формулу  
     
image

– Ты наверняка заметила, что многие люди – я говорю больше об украинцах, хотя, возможно, это всеобщее явление – научившись чему-либо, сразу же ставят это на коммерческий поток. Посетили курсы дизайна – сделали мини-коллекцию – создали страницу в соцсетях, через которую сразу же эту коллекцию продают. В Украине это повальное явление, и это разочаровывает, поскольку возникает ощущение, что у нас совершенно не осталось профессионалов, которые годами оттачивают мастерство, чтобы предоставить качественный продукт. Как ты относишься к этому явлению?

 – Для Украины это вполне естественно, конечно, иначе бы этого не происходило. У нас нет достаточного количества успешных развитых бизнес-моделей, поэтому все находится скорее на стадии эксперимента, все ищут свою формулу. Конечно, есть исключения, но даже они существуют больше в локальном контексте. Дело в том, что за пределами Украины есть профессиональная конкурентная среда, в которой без знаний сложно выживать. К тому же, в Европе существует государственная поддержка, гранты и так далее. Сложно представить такую ситуацию в нашей стране, тут каждый сам по себе. Думаю, дело еще и в желании быстрого результата, хотя и в этом нет ничего плохого. Это просто разные плоскости понимания профессии и другой культурный уровень. 

– А как ты вообще расцениваешь тот факт, что в мире все становится доступным? У каждого есть свое пространство для самовыражения (например, страницы в соцсетях), каждый без труда может создать, к примеру, свою коллекцию футболок, а при помощи фотошопа сделать из банальной фотографии картину. Таким образом, в глобальном пространстве постепенно утрачивается понятие авторитета и профессионализма. Что будет дальше?

– У каждого подобного явления всегда появляется противовес. Интересно, в какой форме это ожидает наше поколение. Все дело в ценности продукта. Например, любой человек может нарисовать квадрат на бумаге, но от этого каждый такой рисунок не будет ценным – важно, что лежит в основе, что делает ваш рисунок не похожим на другие. Это не так просто, верно? Авторитет и профессионализм никуда не денутся, потому что это двигатель прогресса или, по крайней мере, источник энергии для копирования идей.

И еще все очень плотно связано с культурным развитием. Это определяющее качество – насколько глубоко человек переосмысляет то, что делает, какие ценности он закладывает в свою работу. 

– В интервью ты часто говоришь о своих ошибках, о том, что не удалось. Не боишься делиться этим с людьми?

–  Мне кажется, важен конечный результат, а когда что-то не получается в процессе – это естественно для каждого. Думаю, это правильно – быть честным.

     
 

Как бы я описала Украину через вещи? Визуально это наслоение разных факторов – от национального костюма до китайского доступного китча с базаров. Плюс темперамент наших людей, их желание становиться более современными, что проявляется в основном как неготовность становиться современными

 
     
image

– То, что ты делаешь, – это, по сути, такие вненациональные работы. Хотелось бы тебе создать что-нибудь сугубо национальное, украинское, или, может, даже остросоциальное? Коллекцию свитшотов для FEMEN, например.

– Сейчас я переосмысляю свое отношение к родной среде, это очень интересно – особенно остро это проявляется, когда живешь в другой стране. Пока не знаю, к чему приведут мои размышления, время покажет. 

– Одежда многое говорит о человеке. А что одежда может сказать о стране, в которой человек живет? Как бы ты описала Украину через вещи?

– Визуально это наслоение разных факторов – от национального костюма до китайского доступного китча с базаров. Плюс темперамент наших людей, их желание становиться более современными, что проявляется в основном как неготовность становиться современными.

– Украинскому культурному пространству присуще одно свойство: оно не вписано в глобальный контекст. Люди искусства вынуждены творить на локальном уровне, а тот, кто хочет большего, уезжает за границу и лишь в редких случаях возвращается. По-твоему, как и когда будет возможно преодолеть этот барьер? И возможно ли?

– Как человек, который так и сделал, я особо остро это чувствую. Мне было тесно, я знала, что смогла бы больше, и время покажет, так ли это. Многие мои друзья сделали так же, и я считаю, что это выход, пусть даже на какое-то время. Все очень просто – зачем менять мир, когда тебе 25? Особенно в Украине. Пусть уж лучше я стану сильнее, узнаю больше, вернусь и буду что-то менять и делиться тем, чему научилась. Конечно, если среда примет меня и я смогу в ней существовать. 

Автор
writer journalist socialworker

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Що є правдою найближчого можливого майбутнього? Чи розпізнають сучасники цей час як епоху Взаємостановлення? Люди усвідомили вразливість моделей, які організовує унормованість уявного ідеального? Чи справді конкуренція між ідеальними концепціями породжує насильство і звужує простір зарадності? Як змінюються ланцюги зворотного зв’язку в світі? Війна гасне і забирає з собою нерівність? Люди відкрили собі себе?