Популяризатор науки, автор подкаста «Карманный ученый», учитель биологии в московской школе Илья Колмановский размышляет о разнице поколений, о проблеме взрослых детей и о том, как из Украины ушел советский человек.

Илья Колмановский, который в этом году побывал на Книжном Арсенале, – уникальный учитель. Такого мечтал бы видеть в своей школе каждый ребенок. На своих лекциях-шоу он надевает на себя игрушки из «Детского мира», препарирует сердце быка и разрешает кидаться в него бумажками, магическим образом заставляя детей часами слушать его с открытым ртом. Детям позволяется задавать самые абсурдные вопросы, и на них у Ильи находится ответ. Учитель биологии московской «второй школы» умеет объяснять такие вещи, о которых не решаются заговорить со своими детьми многие взрослые, и знает, что будет, если научить ребенка понимать, чего он хочет.

 

Daring generation

Самая важная черта нынешнего поколения – незабитость. Мне кажется, у нас у всех подрезаны крылья с рождения. Есть такое слово – dare, осмеливаться. И вот это поколение очень daring. Люди, которые живут без потолка. Это касается всего – их догадок, коммуникации… У них есть способность общаться – это очень важно.

Мои уроки в школе построены на общении. Это непрерывный диалог, в котором мы пытаемся разобраться, как что устроено. Самое потрясающее в том, что не бывает урока, на котором ребенок не высказал бы гипотезы, за которую когда-то давали Нобелевскую премию. Это поразительное ощущение, когда ты это видишь. Ты спрашиваешь маленьких детей, почему у левого желудочка стенка толще, чем у правого, и они понимают: это потому, что левый желудочек толкает кровь по большому кругу кровообращения, где нужно больше силы, а правый – только по малому кругу. Когда такую мысль высказывает семилетний ребенок, это очень впечатляет.

image

Пробуждение чувств

Сложно связывать особенности нынешнего поколения с развитием информационных технологий, потому что есть один очень важный закон. Он заключается в том, что дети и в особенности подростки не умеют пользоваться Интернетом. Тут происходят интересные вещи. Они протаптывают такие дорожки, как мыши зимой в лесу. У них есть «ВКонтакте», они умеют чатиться и скачивать рингтоны, они могут поискать что-нибудь смешное, мимими и котиков, но у них очень ограниченный поисковый путь.

Блогосфера очень богата: там люди делятся прочитанными книгами, обнаруживают потрясающие рецепты со всех стран мира, там есть все, что мы хотим. Мы, взрослые, находим то, что хотим, гораздо более умело. Дети в большинстве своем потребляют только вторсырье и жвачку.

Поэтому Интернет – это иллюзия коммуникационной открытости. На самом деле он требует таких навыков, как поиск информации, владение английским, умение общаться.  Чтобы находить что-то интересное, мы не кликаем на все подряд – мы должны анализировать, какую информацию стоит потреблять. Подобный вывод 13-летний подросток делает с трудом. Он даже написать реферат толком не может – скачивает то, что скачали уже десятки раз. С поиском образовательной информации у подростков вообще все непросто. Если целенаправленно этому учиться, то да: есть те, кто в своем 13-летнем возрасте может сделать что угодно.

Однако когда у человека спрашивают: «Чего ты хочешь?», возникает обратная ситуация: помимо того, что человек получает возможности, он в них же и теряется. Это сложнейший вопрос, и это отдельный школьный предмет, которому надо учиться – как выяснять, чего я хочу на самом деле. У меня нет готовых рецептов на эту тему, но есть примеры, как это реализуется.Так что я не думаю, что это связано с информационными технологиями. Я думаю, это связано с исчезновением тоталитарного государства. Мы все жили под его страшным гнетом. Нас все время закатывали в асфальт. А сегодняшних детей меньше закатывают в асфальт. Сегодня детей меньше наказывают, предоставляют больше свободы, дети чаще делают то, что хотят. Их чаще спрашивают, чего они хотят вообще. Это такое небитое поколение.

     
  Вот что я точно знаю: когда я вижу детей, я понимаю, что в них нет никакой обреченности, нет рока. Их возможности безграничны!  
     
image

Вот, например, Франция с ее культом еды. Это нация, которая учит детей вкусу с четырех лет. У них это называется «пробуждение чувств». Этот термин ввел Руссо, который вообще придумал педагогику. «Пробуждение чувств» – это когда ты учишь ребенка ощущать, что ему нравится или не нравится. Есть дети, которые поедают все как пылесос. Большинство любят шоколад и готовы даже красть на это деньги и тайком покупать. Важно разобраться, какой вид шоколада ты действительно любишь. «Давай купим тебе тот шоколад, который в три раза дороже? Давай съедим его не как пылесос, а не спеша». С такой медитации начинается знакомство с едой. Это очень важный тип пробуждения чувств.

То же самое с книгами. Есть такая декларация прав читателей, которую придумал Даниэль Пеннак. Право прыгать с книжки на книжку. Право не читать. Право молчать о том, что ты прочитал. Право читать с любого места и так далее. С одной стороны, это развивает креативное мышление, а с другой, учит разбираться со своими желаниями. Счастливы люди, которые это умеют. Те, кто знает, что им нужно, всегда настойчивы в достижении целей.

Горизонтальная идентичность

Сейчас есть такая проблема, что пубертатный период опережает развитие мозга. Мозги современного человека «отрастают» к 35 годам, а детство, процесс социального взросления, удлиняется. Люди очень подолгу учатся. Цивилизация накапливает такой опыт, что процесс становления взрослого профессионала занимает все больше и больше времени. Раньше люди старели и умирали в этом возрасте.

Общая тенденция такова: дети все меньше читают, все меньше опираются на предыдущее поколение и больше общаются друг с другом. У них горизонтальная идентичность преобладает над вертикальной. Их труднее заинтересовать.Раньше достаточно было показать школьникам невероятное видео с Би-би-си, и все – они твои. Сегодняшним детям это абсолютно по барабану. Их только крутая компьютерная графика интересует, для них фильмы о природе - просто недоделанный «Аватар». Реально заинтересовать их можно только тем, что они сами делают – настоящий эксперимент, настоящая история. Еще несколько лет назад работали более простые механизмы.

     
  Если ты с детьми реально стоишь перед ночным озером, где летает настоящая сова, это вштыривает гораздо сильнее, чем когда ты на айпэде это смотришь  
     
image

Меняется ситуация с информацией. Самые невероятные видео, на которые потрачены миллионы долларов и годы жизни, уже не вызывают такого интереса: можно нарисовать такое же в фотошопе. Дети не видят разницы между нарисованным очагом папы Карло и настоящим очагом. Это плохая новость и хорошая. Плохая – потому что у них нет вкуса к аутентичному. Наверное, его можно развивать. Если ты с ними реально стоишь перед ночным озером, где летает настоящая сова, это вштыривает гораздо сильнее, чем когда ты на айпэде это смотришь.

Важно объяснить им, как отличить подлинное от штамповки. Когда дети тоннами потребляют эти комиксы, этот треш, а тем временем ты читаешь вслух что-то настоящее, где есть непредсказуемый сюжет, нестереотипные решения, – это создает вкус, ты учишься отличать дорогое – в широком смысле – от дешевого. 

В этом смысле вкус в следующем поколении будет еще более элитарным. Это удел еще меньшего меньшинства. Поразительно, с какой готовностью и бесстрашием родители дают своим детям втыкать в айпэды, не понимая, как это ослабляет их внимание, концентрацию, умение прислушиваться к собственным чувствам, способность активно выбирать, творить.Нет, конечно, на айпэде можно творить, на айпэдах есть крутые программы, и я знаю детей, которые в 13 лет могут нарисовать игры со сложнейшими интерфейсами. Но большинство же этого не делают, а просто играют в пулялки. 

Гражданская позиция

Представим, что ты живешь в доме, где соседу бьют стекла. Вы с соседом объединяетесь и идете в дозор. Это ваша гражданская позиция, вам не все равно, вы хотите пресечь несправедливость. Мне кажется, это важная прививка активного отношения к жизни для ребенка. Когда я был студентом, в Москве было 30 тысяч детей, которых не брали в школы. Это были дети мигрантов, не имевших прописки. Мы с друзьями организовали образовательный центр, который до сих пор работает – ему уже больше 15 лет. Этот центр по вечерам занимается обучением детей мигрантов. Около 50 волонтеров бесплатно занимаются с детьми русским, математикой и английским. На моих глазах через эту систему прошли сотни студентов. Для них это очень важная прививка активного отношения к тому, что происходит в их городе. Так вот, параллель с дозором и соседом нужна для того, чтобы показать: украденные выборы - это то же самое, потому что у тебя и у соседа крадут голоса, и с этим нужно что-то делать. 

Будущее поколение

Социологи дают грустные прогнозы. Юрий Левада, великий социолог, который в свое время подпольно занимался изучением общественного мнения советских людей, создал целую концепцию «советского человека». Естественно, его не существует в природе, это обобщение. В 1989 году он опубликовал статью «Советский человек: уходящая натура». Социологи сделали опрос сотен тысяч человек и выдвинули предположение, что советский человек скоро уйдет. Но они жестоко ошибались, потому что сейчас все черты этого синдрома многократно усугубляются.

image

Мне трудно говорить о ситуации в Украине. Я думаю, что с Россией у вас большая разница. Если говорить про политическую модернизацию, то она налицо, а это важно. У вас на моей памяти была, по крайней мере, одна демократическая смена власти. Неважно, что это всех разочаровало, потому что не имеет значения, как долго будет всех удовлетворять данный кандидат – важен сам механизм сменяемости. А когда его нет, общество живет в ситуации удушения, и в нем процветает весь набор советских болезней.

У одного бейсбольного тренера в начале сезона спросили его мнение о том, как сыграет команда, и тренер ответил: «Очень трудно делать предсказания. Особенно про будущее». Я верю в то, что все это может рухнуть, как карточный домик – конструкция страха, конструкция подавления личности, токсичная для молодежи, конструкция цинизма, где высшей ценностью является распил, конструкция, в которой молодые люди окружены атмосферой, где ничему не придается цена, где никто по-настоящему не занят делом, где никто по-настоящему не реализуется.Это очень токсично, очень губительно для молодых людей. Но вот что я точно знаю: когда я вижу маленьких детей, я понимаю, что в них нет никакой обреченности, нет рока. Их возможности безграничны - первое же свободное поколение немедленно изменит страну.

Фото biggggidea.com / Оксана Парафенюк

Автор
writer journalist socialworker

Арунас Мателіс, визнаний литовський режисер і успішний незалежний продюсер, називає причини появи балтійської хвилі в документальній творчості, яка продовж останніх 10 років заслуговує найвищі винагороди на міжнародних кінофестивалях.

«Ми стадні тварини і залишаємося ними тому, що в стаді маємо більшу силу. Поодинці ми мало чого варті. Ні як поодинокий хуліган, ні як поодинокий чернець, ні як поодинокий солдат. У всякому разі, у більшості випадків. Тому ми об’єднуємося наперекір всьому неоліберальному прагненню до індивідуалізму».