Философ Сергей Таранов о кризисе в современном обществе и роли философии в жизни молодых украинцев.

Жизнь – это кризис. Кризис может быть явным, скрытым, острым или затухающим. В современных цивилизациях кризис часто носит характер глобальности. Кризис был всегда, во все времена.

Вся история человечества развивалась от кризиса к кризису: возникновение кроманьонца, неолитическая революция, осевое время, великие географические открытия, научно-техническая революция. Кризис – это состояние осознания упадка, конечности, неверного пути. Ответов на кризис может быть два: либо стагнация и смерть с полным ощущением «кризисности», либо революция и прорыв в новое качество. Это касается как цивилизации, народа, всего человечества, так и отдельного человека. Даже в жизни человека запланированы кризисы через каждые 7-10 лет.

Мы бы хотели осветить тему кризисности современного общества. Но не просто говорить о самом кризисе. Об этом говорят газеты, телевидение, на эту тему написаны многие труды постмодернистов. Нам интересны пути выхода из кризиса. Мы будем говорить о философии, религии, истории, любви и революциях.  

БОЛЬШАЯ ИДЕЯ встретилась с Сергеем Владимировичем Тарановым, заместителем директора Центра гуманитарного образования НАНУ, кандидатом философских наук, и поговорила о роли философии в украинском обществе.

image

– Сергей Владимирович, расскажите, пожалуйста, о себе, о своем опыте философии и становления как философа.

– Мой опыт философии, как, впрочем, и у большинства людей, с ней соприкоснувшихся, связан с ранними, еще детскими попытками поисков смысла жизни и жаждой преодолеть пониманием и свои страдания, и несчастья близких. Это я делаю до сих пор. 

– Какова роль философии в современном украинском обществе? Является ли она живой традицией в этом обществе или же это искусственное академическое образование?

– Можно разделить ответ на этот вопрос на две части: насколько философия укоренена в украинской культуре и насколько она востребована в данный момент. Что касается укорененности, тут возникают некоторые сложности. Иногда философию считают чем-то внешним, чуждым нашей культуре. Здесь речь идет о философии «в узком смысле» – той философии, которая преподается в современных ВУЗах. В лучшем случае, это школа мышления, в худшем – методологический придаток науки, который, в общем-то, не работает.

Но есть еще и философия как вопрошание «Как быть?», присутствующее в любом мировоззрении – как человека, так и народа. Что касается ее востребованности в наше время, на этот вопрос я хотел бы ответить в общем, исходя из общечеловеческих тенденций, ибо украинское общество как часть все же участвует во всемирном философском дискурсе.

Ценность философии и ее роль зависят от ценностей современного ей общества. Философия вопрошает и пытается дать ответы на те вопросы, которыми задаются современники. И если говорить о современных ценностях и современных «вопрошаниях», то, как мы видим, они в целом сфокусированы на материальном аспекте, финансовом благополучии, «вещах». Тут же возникает вопрос: считать ли это ценностью? В таком случае необходимо разделить понятия ценности и цены. На сегодняшний день доминирует эрзац ценностей – цена. Но как раз обретение настоящих ценностей – это то, в чем может заключаться роль современной философии.

Философия вообще бывает разной. Есть гносеология, логика, философия науки и методология. И это достаточно мощные традиции. Но такая философия, на мой взгляд, не вполне отвечает запросам современности. Есть традиция «вопрошания», которая ставит вопрос: «Как быть человеку?». Это мышление тесно сотрудничает с теологией. Такой тип философии в украинском культурном пространстве сегодня, мягко говоря, мало представлен. Хотя как раз такой философии и не хватает в современном культурном дискурсе. Ведь только благодаря ценностям как ориентирам развития человек получает возможность становления, «сбывания». В данном промежутке времени вопрос о ценностях практически не востребован, хотя должно быть иначе. Такая философия как направление и наставление нужна каждому для раскрытия своих возможностей.

– Как на сегодняшний день взаимодействуют и перекликаются академическая философия и философия утилитарная?

– В академической философии преобладает технический аспект. Она больше внимания уделяет методологии, самой технике мышления, истории философии и, в целом, техническим возможностям философии. Эта философия учит технике, но не дает направления. Здесь нет интегрирующей цели и нет ценностей. 

Живая философия работает с ценностями. А ценности существуют вне того, что положено в вещах. Человек сам доказывает возможность такого рода существования, потому что человек не есть вещь. В нем присутствует дуальная природа. И можно сказать, что человек в большей степени существо духовное. Так вот, задача философии – показать, что человек «сбывается» только тогда, когда отступает от всего конечного, от всего вещественного. Тогда он становится на самом деле человеком.

     
  Живая философия работает с ценностями. А ценности существуют вне того, что положено в вещах. Человек сам доказывает возможность такого рода существования, потому что человек не есть вещь. В нем присутствует дуальная природа  
     

Вот такая философия, философия самостановления и развития, могла бы стать в современном обществе компасом культурного процесса. Но, к сожалению, нынешнее общество не может принять такой вид философии и отказаться от цены в угоду ценностям. А академическая философия, в свою очередь, пытается приносить утилитарные, не свойственные ей результаты.

В то же время философия по своей сути является практикой. Это практика, которая помогает удовлетворить онтологические запросы. Однако большинство людей от них «прячется». Прячется либо в материальное благополучие, либо в возможность этого благополучия, либо в бездумное приобщение к религиозной традиции. Человек прячется за вещами. И хотя философия не всегда может ответить на вопрошания человека, она должна будить человека, настраивать его к такому «вопрошанию».

– Вообще, можно ли говорить о том, что в нашем обществе представлено: постмодерная философия или непостмодерная?

– Откройте любой специализированный философский журнал, и вы увидите, что читать это вовсе не интересно. Такая философия далека от людей. Философия превратилась в замкнутую систему, которая мало понятна обществу. Что касается моды на постмодернизм, несомненно, можно отметить наличие такого момента и в украинском философском обществе в том числе.

Изначально идея постмодернизма имела действительно справедливые основания, желая разрушить довлеющие догматические принципы в философии. И в то же время философия стала концентрировать внимание на чем угодно… Но это тоже часть философии! Однако здесь появляется «необязательность» мышления, некая игривость, которая приводит к совершенно плачевным результатам. Акцент ставится на «свободе от», а не «свободе для». Это превращается в бессмысленный бунт против всяческих оснований. Потому что вместе со стереотипами рушатся и базовые устои, моральные ценности общества, которые постмодерная философия не в силах создать или даже хотя бы восстановить. Да, постмодерная философия у нас в моде. Но она уже выходит за рамки «философии» как первоначальной идеи поиска смысла, любви к мудрости, упражнения в смерти…

Наряду с постмодерной философией существует узкоспециальная философия. Это логика, теория познания, методология и прочее. Эти философские дисциплины обслуживают науку и являются достаточно неизвестными широкому кругу людей. Однако есть и «неклассический» экзистенциализм как философия существования в широком смысле. Такого рода философия (философия смысла, философия вопрошания) уходит корнями в Древнюю Грецию (Платон, Сократ). И такая философия всегда имеет свое место в обществе. Философия как любовь к мудрости, как стремление к совершенству, к абсолюту.

     
  Когда в истории человек продолжительно чувствовал себя комфортно? Смеем предположить, что никогда. И в этом нет ничего удивительного – структура человеческого существования является обнаружением вечной неудовлетворенности, стремлением изменить положение к лучшему  
     
image

– Какое влияние философия сегодня оказывает на молодежь?

– Несомненно, философия, хоть и в измененных формах, присутствует в современном обществе. Многие описывают современные модусы мышления как «нью-эйдж». Эта традиция сформировалась под сильным влиянием западного постмодернизма, хотя она также очень восприимчива к восточной традиции. Но по форме она все же воспроизводит постмодернистское мышление, в котором некритически намешано все: от научных сведений до оккультных практик. Это мышление не является целостным, оно любопытствует обо всем, но ничего не воспринимает всерьез.

Для молодого поколения эта традиция достаточно модна. Интернет преподносит даже академические статьи в таком постмодернистском стиле. Подаваемая информация часто скатывается в полумистическое некритическое мышление с технократическими элементами. Мы можем наблюдать зависимость человека от данной формы, от данной традиции, которая делает человека несвободным. «Постмодерное» общество, борясь с одними формами, создало свои формы «сопротивления», рабами которых мы и являемся сейчас. Мы можем наблюдать присвоение человеком без критического осмысления чуждых внешних форм поведения и мышления. То есть философия присутствует в сознании молодых людей, но часто в фигурах разобщения, а не синтетического самопонимания.

– Если говорить о чтении философии и о «философствовании» как практике, возможно ли одно без другого? 

– Философия как любовь к мудрости учит человека процесcности, «с-быванию», «ис-полнению». Учит быть. Философствование – это бесконечный процесс знакомства с текстами, процесс становления. Это одновременно вехи и маяки нашего осуществления. Поэтому бесконечное знакомство с текстами необходимо для подкрепления своего собственного осуществления. Ибо каждый из нас все же слаб для того, чтобы достигнуть вершин мышления и осмысления. Поэтому нужно читать. 

– Что бы вы порекомендовали читать? И чего, по вашему мнению, не хватает современной философии? В каком направлении ей лучше было бы двигаться, чтобы обрести свою позитивную роль в обществе, реализоваться? 

– Сегодняшняя философия, с моей точки зрения, является не самым лучшим образцом подражания и восприятия. С другой стороны, большая часть истории философии является «современной». Лично я считаю, что наиболее простой ключ к философии – начать с экзистенциалистов XX века.

Экзистенциализм – это достаточно простой путь вхождения в философию и даже в богословие. Потому как религия часто сбивает человека с толку яркими и мощными ответами, на которые человек еще не успел задать вопросы. Происходит опережение. А философия задает эти вопросы достаточно четко, что наиболее ярко прослеживается в экзистенциальной традиции. Это вопросы о смысле жизни, о преодолении конечности существования, об опыте Ничто, о выборе и ответственности.

Экзистенциализм тоже не всегда способен удовлетворить запросы человека. Мне кажется, он должен объединиться с теологическим мышлением. Ведь и антирационализм, и понимание человека как интенции от Ничто к Бытию, и проблема индивида и системы, и вопросы выбора и решимости, и трагедийность, и пограничность, и абсурд (не-слыханное), и поиск путей человеческой коммуникации (реминисценция причащения) – все эти основные темы экзистенциализма демонстрируют внутреннюю связь с теологической (христианской) проблематикой. Но теологическое мышление должно быть свободным от догматичности. Ибо роль философии часто совпадает с ролью теологии. Но когда теология или философия превращаются в технику, в пустую форму, они утрачивают свое значение. Философия становится бесполезной, когда она пытается приобрести незыблемое значение. А незыблемость может быть только в идеале, к которому путь бесконечен. 

– Как, по вашему мнению, философия может помочь современному человеку преодолеть «кризисность»? Возрастной кризис, личностный кризис, кризис культурный или даже экономический? Как философия помогает лично вам преодолевать кризисность? 

– Кризисность не нуждается в преодолении. Ее частные формы, названные вами, суть лишь проявление глубинного, фундаментального для человека ощущения кризисности своего существования. Когда в истории человек продолжительно чувствовал себя комфортно? Смеем предположить, что никогда. И в этом нет ничего удивительного – структура человеческого существования является обнаружением вечной неудовлетворенности, стремлением изменить положение к лучшему. А лучшее или Благо по определению безгранично. Поэтому человек всегда будет в кризисе. Это состояние осознания «тяжелого положения», которое заставляет искать выход. Это «переход», «исход», который раскрывает человека во времени. Это «суд», когда мы можем критически смотреть на себя и трезво оценивать свои поступки. Кризис – спасителен. Выводя из состояния ложной самоуспокоенности, напрягая, он интегрирует личность воедино и стремит нас к бесконечному сбыванию, осуществлению. Этому может научить философия. 

Фото – biggggidea.com / Анна Грабарская

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Метамодернізм намагається використовувати найкращі інструменти та стратегії минулого для того, щоб будувати оптимістичне майбутнє, і певною мірою є відображенням інформаційної сингулярності, яка охопила людство з появою глобальної мережі.