«200 человек уже решили одну проблему – дальнейшее существование издания, – и это показательно, потому что кто-то другой тоже задумается и перестанет ждать каких-то глобальных изменений, начнет что-то делать».

Каждую неделю БОЛЬШАЯ ИДЕЯ выходит на связь с одним из благотворителей «Спильнокошта», чтобы поговорить с ним об обществе, культуре, и просто о жизни. Зачем мы это делаем? Затем, что зачастую мы – социальные активисты и медиа-энтузиасты – в информационном потоке не улавливаем тонких волн, которыми полнится наше пространство. Нам кажется интересным и важным передать голоса тех, кого пока никто или почти никто не слышал. Поэтому каждый такой разговор – это своего рода открытие. На этой неделе мы поговорили с медийщиком Артемом Горячкиным.

 

– Ну что, познакомимся. Я о тебе ничего не знаю, а то, что я посмотрела у тебя в Facebook…

– Там ничего обо мне нет.

– Тогда рассказывай.

– Я журналист, медийщик, занимаюсь разными интересными проектами. Сейчас работаю с журналистом Александром Чаленко над сайтом Revizor.ua, и надеюсь, в ближайшее время с «Люмпены продакшн» запустим еще один. До этого я работал  в изданиях «Левый берег», «Газета 24», «ПиК», «Интерфакс Украина», «Наше радио». С БОЛЬШОЙ ИДЕЕЙ я познакомился через его основателей – Сашу Супрунца, Иру Соловей, Колю Степанца. С 2008 года слежу за тем, что они делают, в том числе наблюдал за появлением и развитием «Спильнокошта». Вот недавно поддержал и активно рекламировал проект «Онлайн-журнал Korydor».

– Почему захотелось поддержать такой проект, как «Спильнокошт», а затем – «Коридор»?

– Я давно наблюдаю за этими ребятами. Хоть и не всегда целиком разделяю идеи и не всегда мне нравится все, что есть на «Спильнокоште» и «Большой Идее», я исхожу из того, что, несмотря на личные симпатии, вокруг должна быть какая-то тусовка. Должно что-то происходить, бурлить, кипеть! Должна быть определенная инфраструктура, и ты можешь ею пользоваться, а можешь игнорировать.

Мы же не по всем дорогам ездим, не во все музеи ходим, но от того, что всего этого много, мне теплее на душе. Приятно, что вокруг есть люди, которые что-то делают. Тем более, я знаю ребят, и мне нравится, что они делают. Кстати, иногда они делают такие вещи, которых сами не осознают до конца. Их ведет интуиция, какие-то внутренние ощущения подсказывают, в каком направлении двигаться, поэтому когда у меня есть возможность поддержать какой-либо из перспективных проектов, то поддерживаю. Я не то чтобы сильный помогальщик, но стараюсь рассказывать другим, по крайней мере.

image

– Что скажешь о культурной среде в Киеве, Украине? Насколько тебе хватает того, что в ней присутствует?

– Мне хватает. У людей всегда есть возможность занять свой досуг малыми силами. Вот чем мне импонирует «Спильнокошт»: в нашей стране почему-то доминирует мнение, что проекту необходима миллионная аудитория. Как журнал «Здоровье» выписывали когда-то три миллиона человек, так и сейчас считается, что для того, чтобы получился хороший проект, необходимо всему Киеву скинуться по 10 рублей, и вот тогда на миллиард мы забабахаем что-то глобальное. Люди, которые придерживаются таких взглядов, брезгуют маленькими проектами.

А вот на «Спильнокоште» как раз присутствуют проекты, которым требуется от 1 до 3 тысяч долларов: фестивали, сайты, выпуск книги, поездка музыкальной группы, тусня какая-то. Казалось бы, зачем размениваться на три тысячи долларов? На самом деле все иначе. Когда-то киевский диджей Филипп Маркович писал, что клубная жизнь, которая, казалось бы, бурлит и кипит в Киеве, охватывает всего от 7 до 14 тысяч людей. Это же маленькая аудитория! То же самое я вижу и на «Спильнокоште». Если мы зайдем на страничку проекта «Коридор», то там не наберется и двухсот людей, его поддержавших. А проект уже состоялся и будет действовать благодаря этому год.

Проблема еще в том, что хотя событий в Киеве предостаточно, не хватает коммуникации между сообществами. Мы еще недостаточно знаем друг о друге, несмотря на то, что все активно пользуемся соцсетями.

– То есть ты поддерживаешь теорию малых дел?

– Конечно! Многие люди считают, что заниматься нужно исключительно крупными проектами – реформировать школы, например. Но этим должно заниматься государство! Если хочешь изменить систему образования – дави на чиновников, иди в политику. Если хочешь решать проблемы, которые во дворе происходят, то это уже вопрос другого порядка: соседи могут скинуться спильнокоштом и что-то сделать. А если еще каждый будет своим знакомым рассказывать об удачных примерах… Вот пример «Коридора» показателен, поскольку мне это близко. 200 человек уже решили одну проблему – дальнейшее существование издания, – и это показательно, потому что кто-то другой тоже задумается и перестанет ждать каких-то глобальных изменений, начнет что-то делать. За глобальным мышлением мы забываем, что можно сделать массу полезных вещей малыми силами.

– Интересно твое мнение как медийщика: что сейчас происходит в СМИ?

– К сожалению, все крупные СМИ – те, куда все стремятся попасть, где высокие зарплаты, – у нас испорчены большими деньгами, они неконкурентоспособные, если говорить о рынке. В такие СМИ деньги поступают от больших дяденек; это как содержанки, любовницы – деньги не зарабатывают. А как перестанут давать деньги – любовница пойдет куда-нибудь мыть посуду.

     
  Обратите внимание: практически никто из «звезд», которых со скандалом увольняют из СМИ, не открыл свой канал на YouTube. Хотя что может быть проще! Включаешь запись на айфоне в кафешке, приглашаешь людей, заливаешь на канал – и вот тебе прекрасное шоу! И сразу виден реальный уровень поддержки и интереса к тебе  
     
image

Иногда я вижу людей, которые изначально что-то выдумывают, умудряются свои проекты развивать и добиваются успеха, как, например, сайт «Рагули» (ragu.li). Его основательница Таня Микитенко сама сделала сайт, который вырос из блога на ресурсе Sumno.com, это было ее хобби, но она нашла партнеров, и сейчас сайт очень популярный. А у наших СМИ все наоборот: сначала ищут большие деньги, а потом думают, что с ними делать. Чем в этом плане хорош «Спильнокошт»: сначала предлагается идея, а затем уже стоит задача завлечь этой идеей людей.

Кстати, есть люди, которые игнорируют «Спильнокошт», которым он не нравится. Если утрировать, они сидят и ждут, пока придет какой-то дядя, который разглядит в них гениев и скажет: «Вот, ребята, возьмите два миллиона долларов и сделайте, что хотите». Но такого же не бывает!

– Хотелось бы больше таких примеров, как «Рагули». Прекрасно знакома с ситуацией, когда появляется инвестор, который хочет сделать журнал или газету, но через полгода энтузиазм пропадает вместе с деньгами. А возможна ли, по-твоему, такая ситуация, когда команда сама создаст большое СМИ?

– У нас действительно сложно зарабатывать на большом СМИ. Понимаешь, есть условный рынок, на котором якобы зарабатываются деньги. Но если человек придет на этот рынок «с улицы»… Нужны связи и знакомства.

Создать телевидение? Там уже надо обладать изначально большим стартовым капиталом. У газеты возникнут трудности с распространением. Единственная ниша, которая осталась в Украине, где журналист можно что-то делать самостоятельно, – это интернет. Но, как мы видим, не у всех хватает сил и желания работать на себя и на перспективу без поддержки со стороны.

Обрати внимание: практически никто из «звезд», которых со скандалом увольняют, например, с телевидения, не открыл свой канал на YouTube. Хотя что может быть проще! Включаешь запись на айфоне в кафешке, приглашаешь людей, заливаешь на канал – и вот тебе прекрасное шоу! И сразу виден реальный уровень поддержки и интереса к тебе. Но нет: телезвезды будут сидеть дома год-два, пока их не позовут на зарплату. Будут вкалывать на олигархов, будут жаловаться на жизнь. Даже если их проекты будут закрывать через полгода, все равно самостоятельно ничего делать не станут. Я очень доволен, когда вижу удачные примеры, как «Рагули» и «Коридор», потому что это показывает, что не все так безнадежно.

Автор
writer journalist socialworker

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Ті методики, за якими вчать дітей сьогодні, не мають жодних перспектив у майбутньому. Проблема з гуманітарними науками впливає на відсутність соціального інженерингу. Ми не розуміємо, ким ми є. Тому ці блукання переростають у намагання повернутися до архаїки.