Рассказывая на этой неделе  о деятельности Центра занятости свободных людей, мы решили поделиться историей Галины. Переехав в Киев из Донбасса, с помощью ЦЗСЛ ей удалось найти здесь новую работу и преодолеть ряд бюрократических препятствий. 

Есть у нас с недавних пор такая категория «переселенцы» – неоднозначный термин, как бы идентификационный, но с налетом дискриминации.

Среди них есть не только люди, нуждающиеся в сочувствии и помощи, но и люди, которыми нужно гордиться. А бывает даже два в одном. Можно только удивляться и восхищаться тем, как им удается при невозможных обстоятельствах делать все возможное не только для себя, но и для других.

Одна из таких личностей, сумевших сохранить цельность в критической ситуации – 57-летняя Галина из Торецка, бывший Дзержинск.

В прошлой жизни Галина работала в микробиологической лаборатории, а также вела разъяснительную работу в школах среди детей. У нее есть инвалидность из-за травмы ноги, но это не мешало женщине гонять на мотоцикле лет так до пятидесяти.

В июне прошлого года, испытав обстрелы, они с мужем приехали в Киев из Торецка. Сначала жили в хостеле при троллейбусном депо, потом семь месяцев – в студенческом общежитии в одной комнате со своей дочерью и еще тремя студентками.

По специальности Галина — квалифицированный лаборант с опытом, превосходящим 20-летний стаж, но в Киеве ее нигде не брали на работу из-за отсутствия документа об обязательных квалификационных курсах, которые нужно проходить регулярно в определенные периоды. Но Галина готова была работать кем угодно, лишь бы устроиться с жильем.

Обратившись в ГО «Центр занятости свободных людей», из предложенных вакансий она выбрала место уборщицы, в центре города с хорошими условиями, в комфортном офисе. Сейчас она снимает комнату с лежачей хозяйкой, впрочем, друг друга женщины поддерживают и ни на что не жалуются.

Не теряя оптимизма, ГАЛИНА делится с BIG IDEA своим мудрым взглядом на мир, а также историей  о вынужденном переезде в новый город, поиске работы через Центр занятости свободных людей.

image

– Вместо собственной квартиры — койко-место, рядом лежачий чужой человек, неквалифицированный труд вместо микробиологической лаборатории, с вытекающими отсюда материальными трудностями, инвалидность, жизнь с чистого листа без всякой подготовленной базы, чужой город, и к тому же все это в солидном возрасте. Не всем по плечу такое выдержать. Галина?

Дело в том, что за это время я поняла, что не нужно цепляться за материальные ценности, а обстоятельства воспринимать как бы параллельно жизни.

Если вникать во все горести, детали и эти обстоятельства, можно пойти по пути саморазрушения. Война учит искать позитив и не вникать в обстоятельства.

– Как же Вы с больной ногой ежедневно добираетесь до работы, ведь Вы живете на окраине города?

Встаю в пять утра, делаю зарядку, добираюсь тремя видами транспорта. Разве это не весело? Везде люди. Я хорошо себя чувствую в новом измерении ведь поставила себя в условия «хочу работаю хочу не работаю, а если и работаю, то выбираю сколько я хочу работать». Я ведь создана для радости, а не для тяжелой работы.

И вообще я считаю, что нахожусь в особом положении — ведь у меня есть моя инвалидность и 900 положенных за нее гривен, статус пенсионера и карточка киевлянина, которые дают мне льготы. Я защищена государством, разве можно жаловаться? Меня только расстраивает, что нам не открывают правду закона, и мы не знаем, как им пользоваться.

Для себя я выяснила, что все законы работают только тогда, когда о них спрашиваешь. Поэтому надо спрашивать. Обо всем. Что мне положено? В каких пределах? При каких условиях? И я так себя и веду. Везде.

Мне это дает знание о том, где и кому, при каких обстоятельствах я могу предъявлять свои права, и быть в курсе, на какую область мои права не распространяются. Например, если я знаю, что маршрутка берет только два льготника, то всегда спрашиваю: а сколько льготников уже едет? Если двое уже есть, то остаюсь ждать следующий рейс, и на каком-то из них всегда находится место.

У нас люди очень зажаты, стесняются спрашивать. Но мы же хотим демократии. А демократия это право задавать вопросы.

И в принципе государство у нас нормальное, просто с вывихами. Но нам же только 25 лет, даже один и тот же человек в 25 и в 40 имеет разный уровень развития, что уже говорить о такой категории как государство.

Поэтому нельзя говорить, что у нас плохое государство. Если вы не ходили голосовать, не имеете права возмущаться выбором других. Нельзя молчать, но если молчишь не ругай. Можно говорить только «Прорвемся!». Нельзя занимать обывательскую позицию. Как можно дать ленивому народу действующее правительство? Мы сами ленивые.

– Есть ли у вас стратегия, долгосрочный план дальнейшего развития, перспектива?

Через три года я буду не старая, мне будет только 60, и я хочу осуществить мечту – тур по Европе.

Можно сказать, что я уже начала подготовку с того, что озвучиваю это, рассказываю в том числе, и вам, собираю информацию о ценах, рейсах, и решила, что поеду автобусом, а не самолетом, чтобы больше увидеть. Желания надо озвучивать, тогда приходят подсказки. Но главное — задумать и отправить этот запрос «наверх», во Вселенную. Важно довериться жизни.

– Сталкивались ли вы когда-либо за это время с дискриминацией переселенцев в Киеве?

Ни разу, нигде не поднимался этот вопрос, и даже наоборот, мне всегда попадались сердечные люди, которые старались помочь, причем даже среди чиновников. И именно поэтому я так свободно сейчас себя чувствую. А хотите, я вам историю расскажу?

Когда я пришла за продлением справки переселенца в собес на Воздухофлотском, то обнаружила, что очередь надо занимать с пяти утра, а собес открывается в девять утра. Стало понятно, что с больной ногой это не по силам.

Я думала о том, как же тяжело работать всем этим людям – а  это, как правило, женщины с семьями, с детьми – с таким количеством категорий людей – это и переселенцы, и инвалиды, и пенсионеры, которые тоже разные и не всегда спокойные как я.

Внутри себя я испытала восхищение людьми, которые разгребают такое количество работы и, конечно, эти женщины никогда не уходят с работы вовремя.

Когда я ехала туда в трамвае, то слышала ругань и отрицательные отзывы о работе этого собеса и его сотрудников. И я решила: почему я должна это все слушать? Тогда я приехала в не приемный день в этот собес и предложила свою помощь, чтобы не было таких очередей. Я всегда иду сразу к людям, которые принимают решения и могут что-то поменять.

Руководителем отдела оказалась грамотная и доброжелательная молодая женщина. Она сразу предложила продлить справку прямо сейчас. Я сказала, что пришла помочь, а справку могу получить в порядке общей очереди в приемный день. Справку мне все-таки сделали в тот же день, но изначально я приходила с другим намерением, а не за этим.

image

– Скажите, как вы ощущаете себя в должности уборщицы, занимаясь не тем, чем привыкли, и в чем чувствовали свою профессиональную реализацию? Не было ли психологического барьера в момент, когда вы поняли, что будете заниматься тем, о чем, может быть, и не думали?

Мама неоднократно повторяла мне: самый почетный труд – это труд людей, которые находятся в тени. Поневоле везде обращаешь внимание на чистоту вокруг – будь то на улице, либо в гостях, в парке или в офисе. Меня не унижает мой труд.

Но конечно зависит еще, как себя поставишь. Я знаю, что жизнь персонала в моих руках. От меня зависит, насколько ядовитую химию и в какой концентрации я буду использовать при уборке, от меня зависит, атмосфера и настроение сотрудников с утра, когда они приходят в чистый ухоженный офис. У нас сейчас низ определяет верх. Во всем.

– Искали ли Вы работу самостоятельно до того, как обратились в Центр занятости свободных людей? И как Вы узнали об этой организации?

У меня нет компьютера и доступа к интернету (и это кстати, тоже одна из моих целей), поэтому работу я могла искать только по объявлениям на столбах и в государственном центре занятости. На Центр занятости свободных людей (ЦЗСЛ) я вышла совершенно случайно, безрезультатно посетив около пяти собеседований.

В государственный центр занятости пришла за помощью, в том числе и за технической, чтобы получить возможность поработать на компьютере, поискать вакансии. Сотрудники были достаточно равнодушны и внимание уделяли крайне неохотно, направили работать за поломанный компьютер, и когда я об этом сказала, только развели руками.

Сказали: «Ищите по объявлениям в газетах». Всучили какую-то газетенку, по которой я стала прозванивать все объявления подряд и там же увидела контакты ЦЗСЛ.

На следующий же день я уже была по указанному адресу, и в течение недели уже устроилась на работу. Меня хорошо и приветливо приняли, тут же предложили несколько вакансий на выбор, мне оставалось только выбрать и принять решение.

Я очень благодарна этим волонтерам и их донорам USAID это надо же, люди в Америке заботятся, чтоб меня обучили и нашли работу.

– Многим переселенцам после пережитых обстрелов, бомбежек, потери родного дома, близких людей, необходима психологическая помощь. Каково ваше психологическое состояние после всего пережитого?

Знаете, у меня нет никаких психологических травм после всего этого, потому что я знаю из-за чего все происходит. У тех, кто принял эту ситуацию, принимает государство, в котором живет, доверяется Богу, отдает жизнь в служение другим людям, не будет проблем ни с людьми, ни с финансами.

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Ксенія Семенова: «Ми надзвичайно вдячні нашим донорам, партнерам, волонтерам іншим волонтерським організаціям і фондам, які вже 8 років працюють та об’єднують спільноти, щоб Україна перемагала. Саме оця об’єднаність українців та жага до життя допомагає нам також ставити все амбітніші цілі.»