«Мы по-прежнему далеки от понимания, что искусство и люди, которые им занимаются, тоже нуждаются в поддержке».

Поселок Музычи, расположенный под Киевом, уже давно стал знаменитым благодаря проектам художницы Алевтины Кахидзе и ее мужа Владимира Бабюка. В рамках проекта «Расширенная история Музычей» каждый год они приглашают двух иностранных художников пожить в студии Алевтины.

Этой осенью в Музычи скорее всего приедет «общий резидент» куратор Нини Палавандишвили из Грузии. Согласно идеи резиденции в этом году, каждый из художественного сообщества мог выдвинуть кандидатуру будущего резидента. Потом было голосование, а теперь – совместное финансирование.

БОЛЬШАЯ ИДЕЯ расспросила Нини о том, какие проекты она собирается реализовать в рамках резиденции и почему это важно.

– Проект Алевтины Кахидзе «Спiльний резидент в Музичах» собрал уже 80% необходимых средств, а это значит, что вы, скорее всего, приедете на резиденцию этой осенью. Какие идеи вы планируете осуществить в этом пространстве? 

– Резиденции, особенно те, которые организуют частные лица, а не институции, для меня означают вовлечение в местную среду, местные процессы. В случае с резиденцией в Музычах я постараюсь объединить несколько своих интересов: познакомиться с киевской арт-сценой, посетить художественные мастерские, организовать дискуссии и презентации в институциях Киева. К примеру, мы уже запланировали мое участие в проекте Фонда CSM «Рабочая комната». Также я собираюсь узнать больше о Музычах, деятельности Алевтины и Вовы (супруг Алевтины – прим. ред.), их работе с местным сообществом, о том, что их вдохновляет. Меня интересует взаимодействие с сообществом и внутри него, и я предполагаю, что узнаю многое от хозяев резиденции.

В Музычах я хотела бы принять участие в одном из проектов Алевтины, которые проходят прямо в ее доме, или самой инициировать какое-то событие, которое будет разработано в контексте ситуации в Музычах. Дело в том, что все мои кураторские проекты рождаются и развиваются как ответ на то, что происходит вокруг, я заранее провожу исследование. Поэтому я буду пытаться узнать как можно больше о Музычах и его жителях и создам некое событие с непосредственным их вовлечением в процесс.

– Вы уже несколько раз были в Киеве. Чем вас заинтересовала Украина? Какие открытия вы сделали здесь?

– Я уже несколько лет сотрудничаю с Украиной и знакома с рядом институций и людей. Я была в Киеве дважды, но все еще не могу сказать, что у меня была возможность получить глубокий взгляд на украинскую арт-среду. И даже сейчас сложно говорить об исследовании украинского искусства, поскольку Украина – страна очень большая, и искусство развивается в разных регионах по-разному. При этом за те две недели, что я буду жить в Музычах, я буду концентрироваться в большей степени на киевских событиях и художниках.

Кстати, мое знакомство с украинской арт-средой началось несколько лет назад благодаря Алевтине Кахидзе. Я случайно наткнулась на ее имя и работы на международных выставках, и мне стало любопытно, ведь у нее грузинское имя, а я никогда о ней не слышала. Тогда я изучила ее работы в интернете, вдохновилась и пригласила принять участие в нашей резиденции. И хотя у нас не было средств на ее приезд, она великодушно откликнулись на приглашение и приехала за собственные деньги. А теперь я особенно рада иметь шанс побыть в резиденции у самой Алевтины. Я думаю, это идеальный шанс для того, чтобы вовлечься в сообщество и наладить связь с художественной сценой Киева.

– Алевтина говорила, что организованная вами резиденция в Грузии очень похожа на то, что делает она сама в Музычах, но масштабнее. Расскажите подробнее о том, что происходит в вашей резиденции и для чего вы это делаете?

– Программа арт-резиденции GeoAIR с самого начала родилась как место для встреч и обмена опытом. Ее инициировала художница Софья Табатадзе, которая некоторое время жила в Нидерландах и организовала ряд проектов с привлечением ее голландских коллег и грузинских художников. С тех пор GeoAIR либо инициирует, либо сотрудничает с проектами, которые являются локальными (Тбилиси, Грузия), региональными (Армения, Азербайджан) или международными (Турция, Польша, Германия, Нидерланды, Украина, Латвия, Австрия и т.д.).

Наши обмены не только географические, но и дисциплинарные. Также мы много работаем с архитекторами, урбанистами, музыкантами, общественными деятелями, социологами, антропологами. Впервые мы открыли двери резиденции в январе 2010 года и с тех пор приняли около 60 художников, творческих коллективов, кураторов и теоретиков. В рамках резиденции мы делали проекты на заброшенных заводах, в Литературном музее и музее шелка, в частных компаниях, Государственной академии искусств, частных неформальных образовательных учреждениях и даже в пешеходных подземных переходах.

Изначально мы разработали GeoAIR для художников и кураторов, поскольку считаем, что они дополняют друг друга. Для меня как куратора процесс обсуждения – большая и важная часть формирования и рождения идеи. Мы приглашаем на резиденцию, чтобы обменяться опытом, идеями, желаниями, надеждами и мечтами. Мы хотим, чтобы эта резиденция была open source – местом, где рождаются идеи, сотрудничества, планы, и эту открытость мы пытаемся расширить в профессиональных сферах и сообществах.

Вся наша деятельность направлена на обогащение друг друга, и мы считаем каждого человека участником любого из наших проектов, которые являются частью большой системой. Наша роль в обществе, может быть, и небольшая, но незаменимая. Мы все являемся частью социума и вносим вклад в его формирование, несем ответственность за наши действия и их последствия. Это и есть движущая сила GeoAIR: мы верим в то, что мы делаем, наслаждаемся этим и помогаем другим наслаждаться.

– Средства для вашего пребывания в Музычах собираются методом краудфандинга. Вы как куратор, профессионал, не испытывали опасений, зная о том, что ваша резиденция может не состояться по велению «народа»?

– Вообще вся эта идея с резиденцией была для меня неожиданной, и я была очень рада иметь честь быть выбранной среди номинантов. Что касается краудфандинга, то я как-то поверила, что все это случится, и очень благодарна Алевтине за то, что она приложила столько усилий для сбора денег, и, безусловно, тем людям, которые проголосовали за меня, а потом внесли вклад в резиденцию.

Краудфандинг – совсем новая система для постсоветских стран. В США она работает очень хорошо, но Америка вообще имеет давнюю культуру меценатства и спонсорства, краудфандинг абсолютно естественен для этой страны и людей. Инвестировать и поддерживать искусство для них – то же самое, что и финансировать решение социальных или гуманитарных проблем.

Полагаю, Украина и Грузия в чем-то похожи, у нас люди бессознательно жертвуют лишь обездоленным и социально неблагополучным людям или тем, кто нуждается в медицинской помощи. Люди вносят свой вклад в церковь или отдают нищим, жертвуют на супердорогие и сложные операции, которые проводятся в западных больницах.

Мы по-прежнему далеки от понимания, что искусство и люди, которые им занимаются, тоже нуждаются в поддержке. Так, если проект «Спільний резидент в Музичах» соберет необходимую сумму, это будет хорошим знаком, демонстрирующим повышение сознательности в этом направлении.

Но все равно я чувствую двойственность во всей системе краудфандинга на украинском, грузинском и вообще постсоветском пространстве. Успешным становлением этой системы мы лишаем правительство обязанности поддерживать искусство и культуру, а ведь это деньги, которые юридически накапливаются из наших налогов и должны частично тратиться на то, что граждане считают нужным. На самом деле все мы – Алевтина, Вова, я, люди искусства – должны отстаивать свои идеи и желания, верить в человечество и поддерживать друг друга. 

Поддержать проект «Спільний резидент в Музичах»

Автор
writer journalist socialworker

Зрозумілі поради, завдяки яким бізнес зможе вийти на краудфандинг, а значить залучити ресурси, підвищити впізнаваність свого бренду та зростити спроможність команди.

Із сімдесяти опитаних Українським Інститутом Майбутнього експертів та практиків 46, що складають 70 %, оцінили ймовірність збереження ручного режиму керування освітою на місцях на 9-10 балів за десятибальною шкалою.